Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Улица Созидающих » Светлый дворец » Случайный Инквизитор (Не про WARHAMMER 40.000!!!)
Случайный Инквизитор
Хорда Дата: Четверг, 12.07.12, 20:46 | Сообщение # 1
Маг
Группа: Жители
Сообщений: 333
Награды: 4
Репутация: 2
Замечания: 0%
Статус: Где-то там
Нет и нет, мне не до смеха,
Нет окна и дверь размыта;
Ведь пытать меня приехал
Сам Великий Инквизитор.
Инквизитор наседает,
Подбирает инструмент;
"Ты скажи мне все, что знаешь,
Полегчает и тебе".

Он наверное хочет меня открыть
Как простой чемодан, он знает одно,
Даже в самом пустом из самых пустых
Есть двойное дно, есть двойное дно.


Сон сегодня ушел неожиданно. Не по звонку будильника, не потому, что сознание чувствовало себя отдохнувшим – нет, это было что-то другое. Складывалось такое впечатление, что кто-то мысленно позвал меня. Я недолго пытался отыскать следы «кого-то» в своем сознании, потом взглянул на часы – было ровно шесть ноль-ноль. До предполагаемого времени пробуждения оставался ещё целый час, но опять ложиться почему то не хотелось. Я, непонятно по какой причине, решил спросонья, что зов вернется – а с ним у меня связаны некие сомнения в рассудке. Своем, естественно.
Делать больше было нечего. Я достал телефон – по привычке я пользовался достаточно старой трубкой, без всяких там наворотов с мысленным контактом, зато надежной и удобной. Немного порылся в телефонной книге и, наконец, нашел нужный мне номер.
- Кто здесь? – голос дежурного был заспанным и, если можно так выразиться, несвежим. Я даже не понял, который из наших ночных сотрудников ответил на мой ранний звонок.
- Взаимно, - буркнул я в трубку и глянул на опознавательный экран в верхней части экрана. Контакт с Имплантатом прервался на миг, но я об этом нисколько не пожалел.
- …дь, - донеслось до меня последнее созвучие, сказанное Копросеевым в пылу борьбы со сном, в которой я был абсолютно ненужным, по его мнению, союзником.
- Спим на посту? – насколько возможно грозно сказал я. Язык ворочался не очень хорошо. Раннее, слишком раннее утро, - Ты гляди, а то доложу Ведунову!
Странно, но начальник нашего местного филиала Структуры Управления Порядком среди Гражданского Населения Земной Империи (СУПГНЗИ), которую все цивилизованное сообщество называло просто – тринадцатое отделение Инквизиции, так и не получил прозвища «Ведун», которое было бы логичным, исходя из его фамилии. То-ли сам его облик – а это был типичный немолодой вояка с синей перевязью, уже повидавший многое на своем веку но ещё на принадлежавший к высшему сословию ветеранов "Сердца, Щита и Меча Императора", то ли несоответствие его характера предполагаемому прозвищу – ведь он был достаточно жизнерадостным и простым, что считалось странным бы для Инквизитора, занимай он любую другую должность, кроме этой тихой, штабной как-бы выразились в армии, должности начальника ОСУПа, не позволяли нам, рядовым агентам, не имевшим даже права на Меч называть его не по фамилии, а как-либо иначе.
- Не доложишь. Кишка тонка. Да и не так это важно. У нас даже устава нет, я все, что захочу, могу делать, - хмуро ответил Копросеев.
- Ну да. Я чего звоню, у нас там как, аварийных ситуаций нет, помощь не требуется?
- Какие аварийные ситуации? Вспомни, блин, когда мы в последний раз кого-нибудь ловили, - раздраженно заметил Клаудиус (никак не могу понять, кто он по этническим группам, вроде-как и поляк, но вроде и фамилия русская).
- Ну да, ну да… - действительно, в последний раз стрелять из табельного «Торквемады» мне приходилось года два назад, - не фиг с ними, с аварийными ситуациями. Можно мне сейчас в офис подъехать, а то проснулся уже, а делать нечего?
- Если меня на час сменишь – конечно, - я понимал Копросеева – кто не мечтает уйти пораньше с дежурства. Пусть даже всего на час, - Когда будешь?
- Две минуты, может – пять, как ветка загружена будет, плюс умыться, одеться… Пятнадцать минут, где-то так.
- Ладно, -ответил он и отключился. Небольшой экраньчик в последний раз мигнул зеленым светом, звякнуло что-то в ухе – у Имплантата связи давно пора поменять батарейки, но ноги до спецучреждения никак не доходят. И все.
Так. Быстро в ванную – в моей однокомнатной холостяцкой квартире из одного угла в другой перебежать можно было очень и очень быстро, потом шкаф – я нажал на кнопку, и, из казалось бы цельного куска стены выдвинулась небольшая вешалка с висящим на ней гардеробом. Осмотрев его – это заняло секунды две, не больше, я напялил первую попавшуюся рубашку, которых у меня и так было ровно две, не больше, влез в черные брюки – все, что осталось от старого парадного костюма, в прихожей снял с небольшого крючка куртку – и вышел из квартиры. Обернулся, провернул в замке ключ – архаично, понимаю, очень архаично, но недоверие к электронным замкам видимо пришло с генами, когда-то моего деда так и ограбили. Потом копили-копили, но деньги семейные были потеряны.
Оно, конечно, может и к лучшему – все-таки быть богатым в нашей любимой Империи не очень то и хотелось, да и в Инквизицию черта с два б меня взяли. Только если в качестве подозреваемого. Но привычка запираться на ключ осталась.
Было темно – все таки хроническая марсианская зима, при которой солнце садится в пять вечера и встает в одиннадцать утра. Люблю такую погоду. Странно, ведь больше я ничего в своей жизни и не видел, но она не надоела мне, и не было желания ни наслаждаться экваториальным теплом, ни перебиваться унылым «умеренным» климатом.
Линия монорельса проходила как-раз перед выходом из подъезда, а станция была в сотне метров. Я посмотрел налево, оттуда должен был, по идее, прийти нужный мне поезд – ничего не было, и спешить не стоило. Все ещё сонно, медленно передвигая ноги и мысли, я подошел к невзрачному серому зданию рядом с абсолютно белой полиматериальной трубой – и сел на скамейку под небольшим навесом рядом с ним. На самом деле здание было станцией метро, подземного монорельса, дублировавшего этот, проходящий на уровне в пять тысяч километров над океаном. Которого на Марсе вроде-бы и не было, но который появился на этой планете триста лет назад в результате терраформирования. Крупнейшие мегаполисы этой планеты изначально задумывались как многоярусные города, в которых можно со всей уверенностью и стоя во дворе своего института в разряженных слоях атмосферы и отдыхая в подземной гостинице говорить, что ты находишься на земле. И Аркадис – не исключение.
Наконец вдали я смог разглядеть маленькое, но неуклонно растущее пятнышко, которое и было тем самым монопоездом, на котором я мог доехать до офиса. Магнитное ускорение позволило ему очень быстро, в течении полминуты приблизится кстанции, но мне показалось, что я успел разглядеть недовольное выражение лица машиниста, когда тот понял, что придется остановиться на моей остановке. В шесть часов общественным транспортом пользуются немногие.
Поезд резко затормозил. Одна из дверей первого и единственного вагона (только в час пик добавляют второй и третий) ушла вверх, и я запрыгнул в салон. Звякнула система предупреждения – и я приложил к считывающему устройству ладонь правой руки, где находился излучатель – одна из самых важных, но не необходимых частей Платежного Имплантата. Оно мигнуло своим зеленым зрачком – и поезд двинулся. Я сел в кресло – при небольшом количестве пассажиров машинист, скорее всего, разгонит состав до такой скорости, что запросто можно полететь на пол, не удержавшись за одну из перекладин, которые проходили через весь вагон, и с помощью которых, как предполагалось, будут твердо стоять на ногах те товарищи, которым не хватило посадочных мест.
Так и получилось. Меня вдавило в сидение, было ощущение, что на грудь уселся как минимум медведь. Ничего, уже привык, за девятнадцать лет жизни-то. Бешено замелькали за окном огромные, уходящие далеко ввысь дома, стиль которых любой известных скульптор старых времен охарактеризовал как «Модерн-сталинизм». Циклопические сооружения были сделаны из древнего, серого, с красноватым оттенком, кирпича – но держались на сверхпрочном каркасе все из тех же полиматериалов.
Как мне повезло, что я живу на самом верхнем ярусе… Я хоть вижу небо. А вот Клаудиусу, например, до двенадцати лет, вообще не было известно, какого оно цвета. Жалко тех, кто живет на нижних слоях и под землей. Ничего они не понимают в жизни… Веки опять начали слипаться, но я не позволил себе откинуться в кресле и задремать. Не потому, что не хотелось или не стоило по служебной необходимости, а потому, что просто-напросто не было времени. Поезд ехал очень, очень быстро, и через несколько минут я уже был рядом с нашим офисом. Он располагался в отдельной пристройке к близлежащему жилому гиганту. Со стороны могло показаться, что это не так, но на самом деле никто не строил самостоятельных зданий на высших ярусах – это было просто небезопасно.
Я подошел к огромной двустворчатой двери и приложил, на этот раз уже ладонь левой руки в считывающему устройству. В ней находился излучатель Имплантата Идентификации, который был гораздо важнее, чем Платежный. Человека старше восемнадцати без Идентификатора уничтожали – без суда и без следствия. Не на месте, конечно, но рассчитывать ему было не на что.
Я даже помню, как мы, в составе ударной группы зачищали небольшое бомбоубежище на нижнем ярусе, где пряталась шайка бродяг, у которых, ясное дело, никакого Идентификатора и в помине не было. Мне было тогда шестнадцать лет, и я только поступил на службу в Тринадцатое Отделение. В первый раз я тогда увидел в бою настоящего Инквизитора – у бродяг оказалось некое вооружение, в частности, пара армейских штурмавтоматов и пистолеты, мы распсиховались – первый бой, а уже нарвались на такое, а он спокойно, не сгибаясь и не прячась за укрытия вышел из патрульной машины, достал из ножен свой меч – и шагнул в темноту. Несколько секунд были слышны выстрелы и различные выкрики, либо односложного, либо матерного характера, потом все прекратилось. Инквизитор вышел из дверного проема, белый его мундир и красная перевязь были залиты кровью, а Меч стал подобен закату на Меркурии. Помню, он бросил лишь одну фразу, разговаривая с нашим лейтенантом – «ну теперь-то точно я напоил кровью свою перевязь», после чего ударил его мечом в грудь. Как нам потом объяснили, нас он пощадил только потому, что опыта в подобных делах у отделения было самую чуть-чуть. Для трусости в бою нет оправданий, но, жизнь нам, как ни странно, сохранили.
Дверь открылась, и я отринул все посторонние мысли. У самого входа сидел на скамье Копросеев.

- Пост сдал, - мрачно пошутил он.
- Пост принял, - ответил я, - а с поста теперь можно уйти раньше, чем прибудет смена?
- Отстань. Тебе, конечно, за то, что спас мои сорок пять минут жизни, спасибо, но не передергивай.
- Ладно. Точно ничего нового? – конечно же ничего, но я должен был поинтересоваться.
- Ну не мог же я пропустить что-нибудь за те три минуты, что ждал тебя у двери, - я понимал раздражение Клаудиуса. Я б себя тоже задолбал, - все, до встречи в патруле или где ещё. Удачи.
- Спасибо, тебе всего того-же и на два, - я витиевато попрощался, и снова включил за ним охранный механизм двери.
Так, что тут у нас? До поста дежурного – а он представлял из себя лишь небольшую каморку, где были установлены мониторы слежения всех охранных видеокамер и пульт управления огнем стационарных турелей. Правда, скорее всего, турели эти уже давно заржавели, а потронов там могло и не остаться – достаточно часто у нас случались ложные тревоги, а настоящей попытки несанкционированного доступа не было уже лет пять. Собственно – последняя произошла ещё до «моей эры».
На камерах – как всегда, ничего; сводки по преступлениям – пустые, отчеты патрульных – стандартные. Скукотища, конечно, но оно и хорошо. К лучшему, то есть.
Я уселся (или, точнее, практически улегся) в удобное кресло, увидел на столе портативную чаеварку, нажал на кнопку Черный+сахар и несколько раз пальцем ткнул в сенсорную кнопку со знаком «+», в надежде на то, что в аппарате остались ещё и сахар и вода. Да, надежды оправдались. Кружки по близости не оказалось, но в аппарате, по видимому, оставалось ещё достаточно много пластика для того, чтобы соорудить небольшой одноразовый стакан. Чай, конечно, был, скорее всего, местный, но ничего. Жалко конечно, для иллюстрации разницы между ТЕМ чаем, и этим, может проиллюстрировать хотя бы то, что воспоминание о том, как четырнадцать лет я в первый раз попробовал натуральный чай с Терры живы до сих пор. Мда. Но, конечно, тяжело было бы рассчитывать на недоступный даже Майорам и некоторым Ветеранам продукт здесь, в тесной комнатенке на задворках небольшого, захолустного отделения Тринадцатого отдела Инквизиции.
После первой чашки накатила очередная волна сна, и на этот раз я поддался не стал ей сопротивлятся. Мозг уплыл в сладкое небытие полудремы, а мониторы подернулись – и исчезли. Последняя трезвая мысль была про Инквизицию и про то, сколько полезного она принесла сегодняшнему обществу. Преступлений, там стало меньше на восемьдесят процентов, остальное… Ну а потом пошла несуразица, которая и является первым признаком появления его величества Морфея среди скромной компании ваших мыслей и чувств…
На этот раз я проснулся по вполне объективной причине – из-за того, что на одно из мониторов сменилась картинка, и полузакрытый глаз уловил слабое мерцание голограммы. Пришлось в очень, очень спешном темпе приглаживать волосы, протирать глаза и вытягиваться в длину, дабы размять окоченевшие мышцы конечностей. Я даже не успел за всеми этими неотложными делами взглянуть на монитор, чтобы узнать, кто все-таки пожаловал в нашу скромную твердыню. На часах ещё не было семи, и сотрудником этот некто быть не мог. Значит, скорее всего, кто-то из начальства. И это уж точно не вторжение – звукового сигнала не было, значит, гости (именно гости, судя по тому количеству силуэтов, что я успел разглядеть на камере) прошли через ворота с помощью личных Идентификаторов.
Наконец, я увидел их воочию. И от удивления, и, не стыдно сказать, страха, чуть не ущипнул себя, чтобы проверить, не продолжение ли это того кошмара, что мучал меня сегодняшней ночью. К счастью – а я уверен, посетители не оценили бы такого жеста, я вовремя понял, что происходящее – реальность, несмотря на нелогичность и невероятность такого события.
Три гостя шли «клином», один впереди, два других чуть поодаль, как-будто были эскортом, в котором, судя по всему, главный в этой компании не нуждался.
Те два были типичными инквизиторами низшей ступени, с каменными мордами и свернутыми на бок носами. Несмотря на то, что скорее всего им приходилось убивать, и не раз, перевязи на них были расцветали несвежей травой. Видно, что изучать необходимые искусства им не очень-то и хотелось, для них хватало и работы, в которой не столь важна была сноровка, сколь мускулы.
Но третий… Сначала что-то в его облике показалось мне странным. Я оглядел его с ног, до головы, взгляд задержался на Мече, потом прошел чуть-чуть вверх… И тогда я понял, что резануло мне глаз при первом взгляде на незнакомца – Инквизитора. Его перевязь была черного цвета, А через неё проходила белая полоса, что означало… Вся сотня предателей, необходимая для получения пятого дана была убита этим человеком лично.

Вот такая зарисовочка. Комментируйте! Если заинтересует, могу выложить ссылку на сайт, где вселенная этого рассказа и разрабатывается.

Добавлено (26 Июнь 2012, 23:08)
---------------------------------------------
Так. Что мне делать… Я не дежурный. Уходить до семи часов Клаудиусу не то чтобы было нельзя, но я думаю что Инквизитору вряд ли бы понравилось прямое нарушение негласных правил. Сказать, что я сидел здесь с вечера прошедшего дня? Понадеяться на неведение Инквизитора? Бред. Такие знают все. Даже больше. Попал.
- Назовите имя, фамилию и цель прибытия, - протокол встречи незваных гостей в отличии от устава был тщательно проработан и не предполагал нарушений.
- Сергей Кортнев. Старший Инквизитор Двенадцатого отдела. Прибыл для того, чтобы позаимствовать у Вас одного сотрудника для помощи в уничтожении группы шпионов Корпорации.
- Вы прекрасно знаете, что местный Филиал Тринадцатого отделения закрыт. В здании нахожусь только я, дежурный.
- Вы действительно дежурный? – в голосе Инквизитора не было ни скептицизма, ни иронии. Точнее они были, но в таких количествах, что их вполне можно было игнорировать.
- Так точно, - ответил я. Сдавать Клаудиуса не было никакого желания. Да и возможности, тоже, если разобраться, никакой. Чинопочитание у нас не в ходу, но уважение перед таким рьяным блюстителем законов Императора было достаточно сильным, чтобы победить мелочное желание проявить свою независимость и наглость.
- Уверен в этом. Тогда нам прідется Попросіть Вас пройті с намі, - не по-онял, - і поручіть Вам некоторую работу, с которой Вы точно справітесь, но по результатом которой мы сможем понять, действітельно лі Вы обладаете необходімымі даннымі для службы в Двенадцатом отделеніі.
Вот Клаудіус сволочь. А мне нічего не сказал. Хотя подача заявленія на полноценную работу в Двенадцатом Отделеніі это достаточно важное событіе в жізні человека. Ну это лічно мое мненіе, но я думаю, что оно не является такім уж неправільным. Несмотря і на то, что ІМХО.
Однако мне всегда казалось, что в псі-отделеніе Інквізіціі нельзя попасть просто по желанію. Даже странно, что заявку Копросеева рассмотрелі, і что сейчас ему (хотя на самом деле мне) предлагают убедітся в отсутствіі способностей, выходяшіх за рамкі возможностей среднего человека. Но отказаться я права не імел.
Я шумно вдохнул воздух і громко, іронізіруя, но тем не менее говоря вполне серьезно, ответіл Кортневу:
- Готов выполніть любой пріказ Родіны.
Черт, опять я во что-то влезаю. Топчу мечты Клаудіуса – хотя вряд лі он обладает Псі-способностямі, і сам попадаю конкретно. Очень конкретно. Еслі раньше я не сомневался, что нічем не лучше коллег і родственніков чісто в фізіческом плане, то после сегодняшнего пробужденія был уже ні в чем не уверен.
- Не советую Вам... Но черт со всем этим. Ваша задача чрезвычайно проста – уничтожить некую бандгруппу, которую...
В этот момент лицо его странно исказилось. Я уже был готов услышать описание подпольной оргнізаціі, которых на самом деле на нашем участке было не то, чтобы великое множество, но они существовали, хоть і не представляли никакой угрозы ни государству, ни его гражданам по той простой причине, что целиком и полностью контролировались нашими агентами, но в голову как – будто подложили динамитную шашку и подорвали, не щадя мой богатый внутренний мир. То, что я почувствовал было отчасти схоже с зовом, что я услышал утром, но было гораздо сильнее. Сразу же перед глазами возникла небольшая карта города – или, точнее, то что я считал картой города. Неожиданно один из знакомых мне магазинчиков на том же ярусе вспыхнул зеленым светом, до рези в глазах ярким и… Зовущим.
- …Которую Вы сможете найти по адресу СК-11.21, - что? Что он несет? Я же видел свет совершенно в ином районе? – Готовы?
- Извините… - начал я, но потом решил, что лучше будет преподнести Инквизиторам приятный сюрприз. Я уже понял, что мое самое страшное подозрение подтвердилось. Да, пси-способности у меня были, хоть раньше я о них и не подозревал.
Странно. Раньше мне казалось, что они бывают только врожденными.
Мне показалось, или Инквизитор улыбнулся?
Во всяком случаи мне снова ударило в голову, но теперь с абсолютно другим содержанием. Почему-то пришло знание… древних искусств владения огнестрельным и холодным оружием. Черт, почему так больно… Я попытался вспомнить свои ощущения перед тем, как боль прекратилась в первый раз – и попытаться воссоздать их сейчас, в этот конкретный момент истории.
Расчет оказался верным – боль действительно прошла.
Неужели так просто? Неужели теперь я настоящий Инквизитор? Сомневаюсь.
Но, стыдно признаться, я почувствовал удовлетворение.
- Вы пойдете со мной? – я решил уточнить конкретные детали операции.
- Кто-то же должен оставаться на посту Дежурного в Ваше отсутствие. Нет. Вы справитесь и сами, - Инквизитор не стал усложнять ситуацию.
Приятное чувство усиливалось. Странно, но, похоже, я даже радовался и хотел сделать то, что мне и предстояло.
Но я никогда не любил убивать! Слишком серьезным мне представлялся процесс лишения жизни, да и сама жизнь была че-то слишком ценным, я не мог позволить себе лишить кого-либо самого важного, что есть в его (а тем более – её) существовании. Мне пришлось сделать это только один раз – в восемнадцать лет, когда мы вышли (в кои-то веки) на группу шпионов Корпорации. Мне тогда очень сильно повезло, что противник навел свое пистолет на меня первым, и у меня хватило инстникта самосохранения для того, чтобы нажать на курок и смотреть на то, как из пробитого черепа толчками вырываются наружу последние капли крови.
После того случая мне казался самым разумным вариант ухода из Тринадцатого Отделения. Но я остался – наверное, чтобы просто показать себе – а может и другим свои душевные силы и характер.
А теперь… Теперь я казался себе абсолютно хладнокровным и невозмутимым.
Что за??? Такая перемена и общего настроения, и взгляда на появляющиеся непонятные новые проблемы за столь короткий срок не могла не пугать. Да и сам поворот судьбы – ни с того, ни с сего, вдруг, откуда не возьмись перед простым Агентом Инквизиции появляется имеющий право носить ЧЕРНУЮ перевязь и как по мановению волшебной палочки раскрывает во мне таившиеся доселе сверхспособности, которыми он, судя по всему, также наделен и в большейстепени, чем я?
Бредятина.
Ладно, черт с ним. Пусть будет как будет.
- Так точно, - повторил я, - Примите Пост Дежурного, - я вышел из своей коморки, развернулся, и снова посмотрел на Инквизитора, - ждите меня через…
- Нам было бы желательно, чтоб Вы вернулись до начала рабочего времени, - перебил меня Кортнев.
Я глянул на часы. Было ровно шесть сорок пять. Все те-же десять минут на дорогу туда и обратно, плюс там…
- Конечно, - кивнул я, - как будет угодно.
Разворот на сто восемьдесят градусов, нажатие на небольшую черную кнопку около левой створки огромной двери – и я снова вышел на свежий воздух высшего яруса.

Извините за белорусские и, случайно переключился.

Добавлено (27 Июнь 2012, 19:32)
---------------------------------------------
Опять дойти пешком до монорельса - это заняло совсем немного времени. Потом ожидание поезда... А вот и она, черная точка вдали. Поднявшаяся вверх дверь, старый вагон, на полу которого лежат выброшенные кем-то с нижних ярусов (и сюда добрались) недокуренные бычки да пакеты от быстрой еды. Ну слишком мало у нас уборщиков, а роботов для этой работы привлекать нерентабельно, такая практика существует только на Земле. На этот раз я ехал по четвертой ветке - всего рядом с филиалом Инквизиции проходили пять полиматериальных линий, но той, которая была мне нужна в данный момент пользовались очень и очень редко. Она вела в трущобы, которые были в любом городе и на любом ярусе - просто с высотой на Марсе их площадь уменьшалось.
Опять сидящий на груди медведь и опять резкое торможение, которое, если бы я не пристегнулся, могло выбросить меня из кресла и пару раз долбануть о холодный пол поезда.
После первой остановки я остался на месте. Пусть небольшой, но яркий опыт подсказывал мне, что лучше проехать ещё одну остановку и войти в парадный вход магазина - что толку подкрадываться?
Снова удар, снова медведь. Снова катапульта неудавшаяся.
Теперь я снял ремень и положил его в специальные углубления в подлокотниках сидения. Дверь открылась, и мне снова открылся вид звездного неба, на этот раз - из почти неосвещенных кварталов. Плазменных гигантов было видно теперь гораздо больше, хотя черная бездна теперь была затянута облаками.

Добавлено (12 Июль 2012, 20:45)
---------------------------------------------
Опять дойти пешком до монорельса - это заняло совсем немного времени. Потом ожидание поезда... А вот и она, черная точка вдали. Поднявшаяся вверх дверь, старый вагон, на полу которого лежат выброшенные кем-то с нижних ярусов (и сюда добрались) недокуренные бычки да пакеты от быстрой еды. Ну слишком мало у нас уборщиков, а роботов для этой работы привлекать нерентабельно, такая практика существует только на Земле. На этот раз я ехал по четвертой ветке - всего рядом с филиалом Инквизиции проходили пять полиматериальных линий, но той, которая была мне нужна в данный момент пользовались очень и очень редко. Она вела в трущобы, которые были в любом городе и на любом ярусе - просто с высотой на Марсе их площадь уменьшалось.
Опять сидящий на груди медведь и опять резкое торможение, которое, если бы я не пристегнулся, могло выбросить меня из кресла и пару раз долбануть о холодный пол поезда.
После первой остановки я остался на месте. Пусть небольшой, но яркий опыт подсказывал мне, что лучше проехать ещё одну остановку и войти в парадный вход магазина - что толку подкрадываться?
Снова удар, снова медведь. Снова катапульта неудавшаяся.
Теперь я снял ремень и положил его в специальные углубления в подлокотниках сидения. Дверь открылась, и мне снова открылся вид звездного неба, на этот раз - из почти неосвещенных кварталов. Плазменных гигантов было видно теперь гораздо больше, хотя черная бездна теперь была затянута облаками. Хорошо все-таки ночью на высшем ярусе.

Добавлено (12 Июль 2012, 20:46)
---------------------------------------------
Дорога до нужной мне подворотни пролетела быстро - хотя бы потому, что расстояние от цели до станции монорельса составляло метров триста. По дороге я заметил некоторые изменения в своей походке - обычно расхлябанной и мало похожей на походку Инквизитора - она стала увереннее и тверже. Просто зашибись....
Прямо перед механической дверью - что за анахронизм - я наконец-то додумался проверить, на месте ли кобура с табельным Торквемадой - и, как и следовало ожидать, её там не оказалось. Что-ж, придется действовать по обстановке.
Для того, чтобы открылась дверь в магазинчик, потребовалось чуть больше усилия, чем обычно. Помочь мне в этом деле сумел лишь сильный и ни разу не исполняемый раньше вашим покорным слугой удар ногой - неостальная пластина провалилась в глубь помещения. Я вошел внутрь.
Сразу же, как чертик из табакерки, выскочил охранник в синей камуфляжной форме, выцеливавший меня из старинного "Квазимоды".
Несколько мгновений я мучался в раздумьях. пытаясь придумать красивую фразу, за которой собственно последовало бы разоружение противника и его физическое уничтожение, и уже собирался проделать свою работу молча, но вдруг, сама собой, в голове вспыхнула фраза:
- Согласно Статье 3-5 Уголовного Кодекса Земной Империи занятие предпринимательской деятельностью карается высшей мерой Уголовного наказания - расстрелом с конфискацией имущества. Приговор по Вашему делу вынесен, не подлежит обжалованию, и будет приведен в исполнение на месте его вынесения.
С этими словами я протянул руку к оружию противника - и сам удивился, насколько быстро это у меня получилось. Увел ствол в сторону, ударил локтем в ребра - охранник скорчился от боли и выронил пистолет - захватил рукоять правой рукой, совместил целик с мушкой прямо между глаз врага, проверил предохранитель и медленно нажал на курок. По барабанным перепонкам ударил гром выстрела.
Я отвернулся от трупа и осмотрел поле будущей битвы - небольшое помещение было заставленно коробками с контрабандным товаром, из двери вдали коридора уже выбегали удивленные и крайне злые люди. Опять совместить целик и мушку с головой одного из них,опять медленно надавить на курок, и посторить эту операцию с другими, ещё не пришедшими в себя врагами. Насколько хватило патронов. Потом наступила пауза - семь человек лежали на грязном полу, ещё семь осмысливали ситуацию, а я медленно опустил пистолет и внимательно изучил оружие защитников магазина. Два армейских автомата старой модели, пять пистолетов - таких же, как тот, что у меня в руках, ножи на поясах... В общем, все проще простого.
В глазах противников начали проявляться первые понятные всем людям мысли, они начали поднимать оружие - я метнулся вперед (нас разделяло то шагов шесть), задрал вверх ствол направленной на меня штурмовой винтовки - очередь прошила потолок, сразу стало очень дымно, - ощутимо толкнул владельца автомата в солнечное сплетение, и, не заставляя его даже выпустить орудие смерти из рук, навел заканчивающийся утолщением пламягасителя ствол на ближайшего урода. Все это время предприниматель, обладающий самой быстрой реакцией из своих товарищй не перестовал жать на курок - и а меня полетели брызги крови стоящего слева преступника. Его друзья очнулись от меланхолии и перешли в ближний бой, кучей набросившись на единственного, кто имел шансы на жизнь в этом помещении. В ход пошли ножи и рукояти пистолетов, шансов помутузить меня прикладами автоматов я им не дал. Защищаясь теперь уже телом самого быстрого противника от самых опастных ударов и наводя его оружие на атакующих противником я смог обезвредить ещё трех нападавших - потом (как прозаично) закончились патроны в магазине. Оставалось только бросить тело защитника в одного из оставшихся врагов и по-одиночке расправится с выжившими - так я, собственно, и поступил. Опять серия коротких ударов: в пах ногой, в морду рукой; разворот и смертельный удар снизу - вверх по носу второго. Я уже встал по стойке смирно - а он все заваливался, заваливался... И наконец, упал.
Вежливо экспроприировав у ещё шевелившегося бойца враждебной идеологии пистолет я быстро произвел семь контрольных выстрелов, и включил Имплантат Связи, мысленно приказав ему отправить запрос в десятое Отделение Инквизиции, то, что отвечало за "чистоту" нашей работы.


Аста ла викториа сьемпре. Но Пасаран!

Среди ублюдков шел артист,
В кожаном плаще, мертвый анархист!
Крикнул он "ХОЙ!!!" Челюсть долой!
Трупов вел он за собой! (КиШ)
Альтернатива


Сообщение отредактировал Хорда - Четверг, 28.06.12, 12:44
 
Форум » Улица Созидающих » Светлый дворец » Случайный Инквизитор (Не про WARHAMMER 40.000!!!)
Страница 1 из 11
Поиск: